ЛЕГЕНДЫ О ДЕВУШКАХ-МУХОМОРАХ

На почве реальных опьянений мухоморами и игры воображения тех, кому они были недоступны, ввиду отсутствия средств или религиозных противоречий, был создан целый пласт легенд о девушках-мухоморах (мухоморных девочках).
В мифологии коряков Эмемкут, сын Великого Ворона Кутха и соро-чей дочери Мити, восхищенный красотой мухомора сделал его девушкой. По другим версиям, так же корякского происхождения, в мухомор превратилась одна женщина, обидевшись на своего мужа. Женщина собрала своих детей и они все вместе ушли под землю. Ительмены считают мухомор сверхъестественным существом женского пола, а в народных представлениях, еще и очень привлекательным, которое может увести за собой в лес незадачливого охотника, как это произошло с вороном Челькутхом (персонаж, противопоставляемый в ительменском фольклоре Великому Ворону Кутху).

Как-то раз посватался Челькутх к дочери Кутха Синаневт. Вскоре они поженились, и Синаневт родила сына. Челькутх и Синаневт жили весело, пока Челькутх не встретил в лесу красивых девушек-мухоморов. О своей жене и сыне он тут же забыл и остался жить в лесу. Синаневт, по совету Кутховой сестры, послала к мужу сына, чтобы он позвал его домой. Услышав песню сына, Челькутх натравил на него девушек-мухоморов, сказав им: «Пойдите, жгите его горячими головешками. Скажите ему: не я его отец». Девушки обожгли мальчику все руки, и он убежал к матери. На следующий день мальчика вновь отправили в лес, чтобы он передал Челькутху, что завтра все уезжают и увозят с собой добро — голод начнется. Челькутх, вновь услышав голос сына, говорит девушкам-мухоморам: «Пойдите, девушки, выпорите его ремнем как следует и огнем жгите. Пусть перестанет сюда ходить!» Девушки так и сделали.
На утро Синаневт и Кутхова сестра созвали зверей и уехали все вместе в лес к высокой горе. Забрались наверх, склоны водой полили, чтобы получилась ледяная гора. Челькутх и девушки-мухоморы стали голодать: нет больше зверей, все следы пропали. Вспомнил тут Челькутх о жене и сыне и пошел домой. Приходит, и нет никого: все пропали. Следы привели его к высокой горе, да только как забраться наверх, склоны ледяные. Тогда он крикнул своей жене, чтобы она подняла его. Синаневт бросила вниз ремень, и когда Челькутх уже поставил ногу на вершину, обрезала ремень ножом. Полетел Челькутх вниз, упал, обмер, ожил, снова кричит, чтобы его подняли, а то с голоду умрет. На это Синаневт ему отвечает: «А почему ты с девками-мухоморами не живешь?
Почему со своими мухоморами не живешь? Зачем сюда к нам пришел? Очень хорошо поступаешь! Сына всего измучил, теперь вот получай, что заслужил!»
Взмолился Челькутх о прощении, и Синаневт, поддавшись на уговоры, вновь сбросила вниз ремень. Когда до верха оставалось совсем чуть-чуть, женщина передумала и перерезала ремень. Опять Челькутх полетел вниз, упал, обмер, полежал, ожил. Раскаявшись, Челькутх обещал жене больше никогда не поступать так. Синаневт пожалела своего мужа и все же подняла его на гору. Обсушился Челькутх, обрадовался, стал есть, наелся. Снова стали они жить, как прежде, много веселились. А девушки-мухоморы засохли и умерли.

Мотив увода очарованного охотника в лесную чашу с последующей «заменой» жены — черта очень часто встречающаяся в фольклоре многих народов. Представлениям об уходе шамана с красавицами-аманатками, как минимум, несколько тысяч лет. Этот сюжет неоднократно встречается на петроглифах чукотско-эскимосского святилища Пегтымель. В некоторых случаях у шамана при этом показан эрегированный фаллос.
В. Г. Богораз пишет: «Если человек съел один мухомор, он увидит одного мухомора-человека, если съел два — три, увидит соответствующее число. Мухоморы берут человека за руки и уводят его на тот свет, показывают ему все, что там есть, проделывают с ним самые невероятные вещи».

В приведенной ительменской легенде отражен символизм перехода употребляющего мухомор от восприятия обычной реальности к ИСС и обратно. Герой на время забывает и дом, и жену, и сына, пребывая (в своих видениях) в обще


Поделиться информацией

 

Получать обновления

Email:

Оставить комментарий