Легенды о лесных и водяных духах

Приведем примеры из фольклора разных народов о лесных и водяных духах.
М. Миропиев, изучавший в конце XIX века киргизские поверья о демонических существах, приводит следующую казахскую быль о кульдыргыш («заставляющая смеяться»):
«Пишу со слов одной старухи. Эта старуха, когда была девицей, предводительствуя одной перекочевкой, увидала в густом лесу двух нагих девиц, у которых груди, закинутые назад, спускались до поясниц. Когда она увидела их, то, схватив крепко свою нагайку, погналась с криком за ними. Эти девицы, забросив груди за спину, бросились бежать от нее. Предвидя, что не догонит их, она остановилась. Вечером аул этой девицы остановился на ночлег в этом лесу. Когда ночью она легла на свою постель, то спустя несколько времени вокруг очага собралось несколько душ, которые шумели и не могли зажечь огня. Присмотревшись хорошенько, она признала в них виденных ею днем двух девиц. Когда она, взяв в руки нагайку и замахнувшись ею, спросила их: «Что вы здесь делаете?», тогда девицы убежали. На другой день она рассказала об этом отцу своему. Отец, услышав это, сильно испугался и сказал: «Наверное, это были кульдыргыш».

«В Белоруссии верят, — пишет М. Забылин, — что русалки бегают нагие и, при чем беспрестанно кривляются, так что видевший хоть одну из них, сам будет всю жизнь кривляться»ц у . Из-за боязни русалок, белорусы, в прошлом, стремились защитить себя от их чар.

Отношение местного населения Сибири и Севера к русалкам и девушкам-мухоморам всегда было неоднозначным, но больше настороженным. Только шаманы искали встречи с ними, а простые люди боялись лесных духов, приписывая им различные козни. Н. Гуляев записал от одного деда, живущего на Ангаре, следующую историю о встрече с русалкой-берегиней:
«Стали у нас лесозаготовками тайгу изводить. Начал и я, грешный, этому помогать. Другие люди уже видели Берегиню. Грозилась, что б лес не рубили. Ктой-то ушел, а я остался и сильно попивать начал, поругиваться — ково бояться!? Да вот и слово тако паскудное ляпнул, мол я ту Берегиню если б спымал, дык и испробовал… Да! Никоды, паря, не знаш, ково делаш! Тут она и давай нам палки в колеса пихать: то бабой голой на дереве объявится, но все спиной. То по чаще, где лешак ногу сломит, голой пройдется, тож лица не показывает. Рыбу отымала. Ну, я решил ее пальнуть с винта. Мы тогда на Ангаре лес рубили выше порога. Сколь раз его проходил — ништо… Вот гребу я, светло ищщо, и тута глянь… — голая девка в лодке. Откуда явилась, не понять! А красоты такой, что я закаменел… что ни рука, ни нога не шаволится. Вань, говорит, вот зима станет, замерзну я голышом. За что вы все меня ненавидите, одежду отбираете? Посмотрика вокруг, сколь лесов погубили. Говорит и… хвать меня! Падаем на дно. Все, думаю, конец, окоченел, как лед. Вода наша, знаш, небось, как слеза, все видать. Дно все изумрудами вымощено, так и сверкают. Вижу, еще две Брегини идут по дну, поют ли, плачут ли жалостно… Обыкновенны, ростом с девчушек, метра полтора что ль, а то и тово не будет. Белолица, глаза зелены-бирюзовы, волосы распущены. Хвоста нету. Жаль мне их стало, а сам аж слезу стал пущать, прощения просить. Поклялся: ни ругаться, ни лесов не трогать, ни водку не писть. Отпустили. Вот теперь народ чумной, ничему не верит. А ты пойди до Цыганки, до водопада, послушай его, там Берегиня живет. Захочет, то и поговорит с тобой. А ты — делай, как она скажет. Но коль объявится — в глаза не гляди».


Поделиться информацией

 

Получать обновления

Email:

Оставить комментарий